Ориентация вокруг Пантеона

Нет надежнее способа попасть к Пантеону, не плутая длительное время по переулкам, чем свернуть сразу за палаццо Дориа-Памфли с Корсо. Таким образом вы точно не промахнетесь. Андреа Дориа за своей супругой Анной Памфли получил этот весьма заметный дворец Рима в 17 веке. Ну а князь Джонатан – нынешний владелец – приходится приемным сыном английской сиделке, на руках у которой скончался последний потомок этого могущественного рода, не имевший детей. Кроме дворца Джонатан владеет еще и, пожалуй, самой впечатляющей в городе картинной галереей. Туда вы сможете попасть, если пройдете немного вглубь квартала по узкой крохотной улочке с неподходящим названием Лата, что значит «широкая». На углу стоит и взирает на прохожих исподлобья мраморная фигура с бочкой. Это фонтан «Водонос», во времена папского Рима к груди этой статуи привешивали злободневные памфлеты.

Это место было очень заметным: площадь Колледжо-Романо, два шага от фонтана, вот оно это грозное учреждение – основанная в 1551-ом иезуитская школа. Именовалась она Римской коллегией. Здесь начинали применять все те методы, которые делали иезуитское образование самым лучшим в христианском мире вплоть до 19 века. Это и забота о здоровье, и отказ от наказаний, поощрение осмысления, а не зазубривания, упор на честолюбие. Выпускниками иезуитских школ являлись Сервантес, Вольтер, Дидро, Вяземский и Мольер. Однако несмотря на педагогические успехи, иезуиты имели настолько одиозную репутацию, что уже в 18 веке все просвещенные реформаторы их запрещали и выдворяли при первой возможности.

Поэтому гигантский комплекс, отстроенный к 1584 году, сразу после объединения страны стал принадлежать государству. Теперь здесь располагается Министерство культуры – не слишком осмысленное заведение. А иезуиты контролировали когда-то почти весь здешний район: Иль-Джезу – первая их церковь – стоит совсем рядом с палаццо Памфили; Сант-Иньяцио – вторая – по соседству с бывшей Коллегией, с ее северным фасадом.

Основной элемент в ней – это купол, сконструированный Андреа Поццо, который, разумеется, тоже был иезуитом. Заходя сюда и глядя с порога, купол кажется довольно внушительным и очень большим. Однако как только вы делаете несколько шагов, проходите чуть вперед, тут же обнаруживается, что потолок церкви совершенно плоский. То, что поначалу казалось объемным куполом, — только лишь искусная иллюзия, роспись, какими очень любили забавляться в далекую эпоху барокко.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *